Традиции образования у белорусов: какие они?

В современном мире белорусы – это, в первую очередь, славяне. Именно поэтому о традициях воспитания и образования у славян, нашем историческом наследии и возможности его возродить разговариваем с экспертом по народной белорусской культуре – этнографом Иваном Ивановичем Круком. Не только выдающимся учёным, но и потрясающе харизматичным лектором, и очень неравнодушным человеком.

Всегда немного робею перед встречей с такими людьми как Иван Иванович. И эта робость возникает вовсе не от того, что одно перечисление научных званий и должностей предстоящего собеседника даже в быстром темпе может занять минут десять, а количество изданных книг, монографий и других научных работ ощутимо превышает количество книг в домашней библиотеке среднего белоруса. Дело в самих людях – они особенные. Они завораживают не только своими энциклопедическими знаниями и острым умом, а ещё и удивительной проницательностью и глубиной восприятия. Общение с ними — это всегда удивительное приключение. И, переживая начало такого приключения, я начала расспрашивать Ивана Ивановича о традициях образования у славян.

Был модуль «народные методы обучения» для преподавателей.

Я с удовольствием прочитала книгу «Золотые правила народной культуры», да и передачи с участием своего собеседника смотрела не один раз, но об образовании его мнения я не слышала, поэтому прошу его поделиться с читателями наставницы впервые.
Иван Иванович со спокойной деловитостью сразу остужает мой пыл: «Была у меня небольшая книга на эту тему. Когда я заведовал кафедрой в Академии  последипломного образования, был разработан модуль, посвящённый народным методам обучения. Для того, чтобы выровнять ситуацию между центром и регионами, мы сдвинули в круг учебные столы и пригласили учителей из разных областей поделиться именно традиционными для их регионов методиками. Когда люди поняли, чего от них хотят, они очень активно включились. Очень хороший получился проект, очень интересные доклады были, и выставки даже делали».

У славян земной путь человека всегда был по Солнцу — РА, отсюда и угол кРАсный, и обРАзование.

Я только настраиваюсь расспросить о подробностях, но Иван Иванович, экономя своё и моё время, возвращается к озвученной накануне теме исторических традиций славянского образовании: «Современное образование очень сильно отличается от традиционного славянского. Славяне всегда Солнцу поклонялись, называя его РА. И Ра – это несущая свет душа человека. Путь человека на Земле всегда был по Солнцу. Отсюда и самый почитаемый угол в доме был кРАсным. И «обРАзование» тоже к вело к свету, вносило в жизнь человека ясность.»

Франциск Скорина принёс к нам европейские традиции образования.

Иван Иванович внимательно смотрит на меня. Киваю, что понимаю, о чём он говорит. И он продолжает: «В образовании существует два подхода к передаче знаний. Первый – это передача знаний от отца к сыну. Отец обучает сына всему, что знает сам, во время совместной деятельности: показывает, объясняет, поправляет, отвечает на вопросы. Второй – это передача знаний от учителя к ученику. Когда в отведённое время, в определённом месте один человек обучает целую группу тому, чему считает нужным, и как считает нужным. Вот мы называем Франциска Скорину просветителем нашей земли. Но что тогда получается?»
«Что наши предки были тёмными», — отвечаю я.
«Выходит так», — кивает он, — «но славяне не были безграмотными. Система передачи знаний от отца к сыну была традиционной для славян. Так они из века в век передавали знания о мире, тайны ремесла, правила поведения, — именно от старших к младшим. И эта традиция учитывала индивидуальные особенности ученика, помогала ему найти и осознать своё собственное место в мире. А Франциск Скорина принёс европейскую научную традицию, которой мы придерживаемся до сих пор. Уже и до наночастиц добрались, а ответить на два простых вопроса: «Кто создал человека?» и «Кто есть человек в этом мире?» наука не может».

Образование — это создание этнического и национального образа.

Задумчиво молчу, а Иван Иванович продолжает: «Образование – это создание этнического и национального образа. Раньше костюм «говорил» кто перед тобой, и спрашивать не надо было, откуда ты родом и чем занимаешься. А сейчас знания, которые получают ученики, образа не создают. Современные способы передачи знаний, да и сами выбранные для массового распространения знания, только «клонируют» людей, индивидуальность теряется».

Мне становится печально, но возразить объективно нечего. Я сама прекрасно понимаю, что обязательная школьная программа и организация учебного процесса никак не учитывают индивидуальных особенностей детей и не способствует развитию их талантов. Если родители хотят хороших результатов у своих детей, то они вынуждены либо заниматься с ними сами, либо привлекать репетиторов, т.е. прибегать к той самой традиционной славянской системе передачи знаний от отца к сыну.

Передача традиций происходила от дедов к внукам, родители заботились о благосостоянии семьи.

«Есть ещё одна особенность, о которой постоянно забывают», — говорит Иван Иванович, — «конфликт поколений, о котором ещё Тургенев писал. Родители всегда были заняты заботой о благополучии семьи, а передача традиций происходила от дедов к внукам. Сейчас обучают детей те, кто по возрасту являются их «отцами», и методологический порог даёт о себе знать. А носителями мифов, преданий и фольклора сейчас только бабушки в деревнях остались. Дети по городам разъехались. Вот ждёт эта бабуля внука на каникулы…» «А он со смартфоном и наушниками приезжает. Не до фольклора ему», — заканчиваю мысль я.

Человек осознавал своё место в этом мире и понимал свои функции в обществе, в котором жил через обряды.

Иван Иванович соглашается и продолжает: «Одной из образовательных и воспитательных традиций было свадебное застолье. Молодые, как создатели нового мира, всегда садились в красном углу. Рядом с ними молодёжь, которой тоже предстояло продолжать жизнь, и крёстные, которые сопровождали молодожёнов в их пути. Потом по степени родства и возрасту – остальные гости, а ближе всех к выходу – самые старшие по возрасту, им раньше всех предстояло покинуть этот мир. Так человек осознавал своё место в этом мире и понимал свои функции в обществе, в котором жил. И так каждый обряд». «Вот так и выглядела славянская космогония, в которой каждый знал, зачем живёт и что делать. В которой каждый маленький мир человека становился центром большого всего пару раз за его жизнь, но от этого не терял своей значимости», — мысли сами складывают сложную, но очень гармоничную структуру того, славянского мира, в котором личности было отведено важное место.

Сейчас все получают универсальные знания, традиции теряются.

«А профессиональное обучение?» — спрашиваю я. «Боженька знания сегментарно делил», — улыбается Иван Иванович, — «Отсюда и профессиональные династии. Обучение происходило по ходу самой жизни, с самого детства: маленькие дети просто смотрели, потом помогать начинали, работали рядом с отцами, а там и сами мастерами становились. А сейчас этого нет, знания все получают универсальные, традиции теряются».

«И люди в этом хаосе тоже», — добавляю я про себя, и спрашиваю: «А что делать?»
«Знать и понимать свои традиции, свои корни, своих предков. Они, уходя в РАй, понимали, что свой путь по Солнцу прошли, жизнь прожили не зря — исполнили всё, что должны были», — он на какое-то мгновение задумывается, и продолжает, — «Я сейчас новую книгу к изданию готовлю — «Золотые традиции наших предков», там самое важное будет».

Три министра обещали…

«А почему у нас в школах даже полугодового курса по нашим традициям нет?» — невольно вырывается вопрос у меня. И, глядя в глаза Ивана Ивановича, тут же осознаю свою невольную бестактность. «Мне три министра образования обещали ввести этот курс в школах, но, видимо, не смогли» — отвечает он. Мысленно считаю до пяти, выдыхаю и пытаюсь понять причины, которые могли помешать министрам. Не понимаю. И, наверное, не очень хочу понимать.

Зато понимаю Ивана Ивановича, у которого подрастают внуки, себя, как маму школьника, и тех «других», которые не знают, что делать с неуправляемыми подростками, их нежеланием учиться и отсутствием интереса ко всему реальному.

И понимаю, что что-то нужно делать! А ещё прошу Ивана Ивановича принять низкий поклон за то, что делает он, позволяя нашим предкам хоть как-то достучаться до наших сердец, окутанных плотной пеленой научных знаний.

Ещё интересные материалы:

Поколение Z. Как их понять?

Мечта, которая сбылась — народный музей.

Мы не рабы или пару слов о патриотизме.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *