7 книг из детства Светланы Иванюшиной

А что если взять и организовать книжный марафон, в котором  пользователи соцсетей рассказывали бы каждый день  в течение недели про 7 книг из детства.  Идея хорошая, но только она уже в ходу. Более того, наш  эксперт Светлана Иванюшина уже  приняла в нём участие.  С её позволения делимся со всеми читателями портала 7 книгами судьбы талантливого педагога Светланы Иванюшиной.

День первый.

Учебное пособие для педагогических училищ

Первая книга — не та, что прочитали мне, а та, что прочитала я. И это хрестоматия по детской литературе. Мне было 3,5. Читать специально меня никто не учил, мне только писали разные слова по моей просьбе и так получилось, что  однажды меня застали за чтением. Я сама для себя изобрела методику обучения чтению через зрительные образы слов.

В книге содержание было на страниц 20  и, видимо, моей творческой жилке, которая стала активно пробиваться тогда, не понравились скучные страницы с именами авторов. Я решила их наполнить смыслом. Хрестоматия до сих пор хранит мои записи фломастером:

«Мороз зимой наступЕт

Холодный снег пойдет.

И может, всё на свете

Замёрзнет, как лИдок!»

Та ещё грамотность. Та ещё рифма. Но попытки уже тогда видны. Горжусь собой!

День второй.

«Вавёрчына гора» В.Віткі.

Дома у меня разговаривали на русском языке, а в садике тогда не было занятий белорусскому (это уже сестре моей повезло полностью на белорусском в саду заниматься), поэтому белорусскому я училась из книг. Моя первая белорусская книга — «Вавёрчына гора» В.Віткі.

Книга отозвалась личной проблемой: мне надо было лечить зубы и было это у бабушки в Новополоцке. С тех пор у меня нет больше зуба: лекарство мне поставили, используя металлические вставки в рот и привязывание к креслу (хоть я и не сопротивлялась). Второй раз я в это кресло уже не села. Хорошо хоть вавёрачка можа грызці арэшкі. Но Свете это не дано .

Обложки книги не нашла такой, какая была у меня в детстве, но рисунки те!

 

День третий. 

С. Сахарова «Академия домашних волшебников»

 

Книга взросления и самостоятельности: когда хочешь научиться всему (лето после 2 класса).

Маленькая волшебница Калинка не только учила ребят (и меня) шить, убирать в квартире, готовить, но и помогала найти настоящих друзей.

Как я ждала, что через окошко ко мне влетит Калинка! Но не судьба. А книга ещё долго была настольной книгой рецептов.

Например, именно в ней мы с другом взяли перечень ингредиентов для приготовления оладушек. Вот только прочитали невнимательно: соду не погасили, и оладки были содовыми , что нам с другом не помешало их схомячить. Детство проходило, друг попал в возраст, когда дружить с девчонками некомильфо. Однако потом он стал лучшим другом моему будущему мужу, он же нас с мужем свёл. А 19 июня (за день до моего) у него день рождения! Мы всегда смеёмся, что я малая, а он большой. А 20 июня я догоняю. Догнала!

Книга же сейчас на полке у моих девчонок: пусть теперь они узнают о уборке, готовке и настоящей дружбе

День четвертый.

Федор Жичка «Где растут бессмертники»

В Швеции считается, что детям нужна литература, где можно читать о счастливых и весёлых детях. Шведы не приемлют тяжёлой детской литературы. Наверное, поэтому у них есть Пеппи. Я тоже обожаю Пеппи, Но сегодня разговор не о ней.

В моём детстве была грустная литература: это литература о военных событиях.

Возможно, она возникла потому, что бабушка часто доставала из своей шкатулки памяти письмо и похоронку её папы с фронта. Бабушка не могла говорить об этих событиях без слёз. В её библиотеке было много книг на военную тему для детей.

Я нисколько не жалею, что читала в детстве эти книги.

Одной из важных для меня была книга «Где растут бессмертники» из бабушкиной домашней библиотеки.

Здесь не только судьба матери которая не дождалась сына с фронта.

Здесь ещё и своеобразный квест-поиск.

Этакий детский детектив.

Я не знаю, сколько раз я перечитывала эту книгу.

Но моя точка зрения: такие книги всё же должны быть в детской литературе.

День пятый.

«Головоломки профессора Головоломки» и «И тут появился изобретатель» — книги о научных фокусах, необычных научных поделках.

Все эти книги у меня с детскими карандашными пометками: я решала поставленные там задачи.

Наверное, это и был толчок к исследованиям, которые сейчас наполняют профессиональную деятельность: я очень люблю процесс создания детских исследований и радуюсь достижениям моих учащихся!

День шестой.

Я в очередной раз не понимаю, как можно выделить 7 книг из детства. Каждая книга — особая жизнь, которую ты прожил вместе с героями.

И если поначалу я определилась, что книги будут немного «странными», то сейчас я понимаю, что оставила в стороне много важных историй из детской литературы.

Книга 6. Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький Принц».

Я не нашла в интернете картинку с именно той обложкой, которая была у нас (книга у племяшки), но вот что хочу сказать: в детстве меня больше всего привлекали рисунки «шляпы» и связанные с ними истории. Я перечитывала начало несколько раз. Потому, что оно было реалистичное. А история о мальчике — из разряда фантазии. Я помнила наизусть многие фразы, читала книгу ещё и ещё, но… Только во взрослые годы я почувствовала её «настоящий вкус». Те смыслы, вложенные в каждую планету, в каждое слово Принца и лиса, фразы Розы…

А ещё помню историю с одним парнем, моим одногруппником на заочке начфака, которому в билете по детской литературе выпал именно «Маленький принц». Парень начал общо пересказывать содержание, но попался на деталях. И тут он сказал очень колкую для педагога вещь: «Мне что, делать нечего, детские книги перечитывать? Я её в детстве читал!». Естественно, экзамен для него закончился… Так обидно, что закончился именно на «Маленьком Принце»…

Интересно, а Вы часто перечитываете эту книгу? Каждый ли раз она для вас открывается с одинаковой стороны?

День седьмой.

Подошла к концу моя книжная эстафета. Все книги (и зарубежные, и русские, и белорусские), которые встречались на моём детском читательском пути, оставляли определённый след-отпечаток. И если в 4-8 лет я читала сказочные истории, книги о детях на войне, то с 9 лет и старше я стала менять стилистику предпочитаемой литературы. Это были книги-энциклопедии, книги об изобретениях. Ещё одними важными книгами были книги с олимпиадными задачами по математике. Моя любовь лет до 16!

Лет в 11 я «подсела» на книги из серии «Детский детектив». Кто-то будет рассуждать в стиле: детектив? Это же несерьёзно! Но эта литература побуждает ум рассуждать и делать выводы, умозаключения, искать ответы.

Прочитала всю серию ПФ (Приключенческая фантастика), которая была у моего папы (его, так сказать, коллекция, внутри даже штампики стояли «Библиотека Пачковских»).

Могла бы написать и о них. Но нет. Это последняя книга. Книга, которая решает.

Что это может быть?

Пишу, и думаю, что всё же здесь будет «Педагогическая поэма» Макаренко.

Да, я читала её где-то классе в 7. Не совсем уж юное детство. И она оставила много «закладок» в памяти: спорных моментов, над которыми думала, рассуждала, представляла себя на месте автора…

А потом, через много лет, на областном конкурсе педагогического мастерства «Педагог-организатор» нам предстояло на сцене решать «педагогические ситуации». И каково было моё удивление, когда все ситуации конкурса оказались из «Педагогической поэмы»! Вот где пригодились мои детские рассуждения: «А как бы поступила я». Было интересно давать ответ оригинала и предлагать свой вариант. Книга, которая не просто вошла в жизнь в детстве, но и нашла отпечаток в конкурсе. Поэтому именно она — заключительная. А ещё потому, что она «Педагогическая», хоть так много в ней «непедагогичного». Однако я всё равно оставлю здесь… «но». Я не «шла в обуви Макаренко», и его опыт для меня был очень важным, я искала продолжение, чтобы понять, что из этого всего вышло дальше…

Светлана Иванюшина

Ещё интересные материалы:

Оценка против отметки: в чём истина?

Зачем ребёнку выполнять исследовательские работы?

Собираетесь в первый класс?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *