Книги судьбы: «Франкенштейн, или Современный Прометей», Мэри Шэлли

Автор: эксперт проекта Виктория Барташевич

… А вы читали Мэри Шелли? …

В 1818 году в свет выходит произведение, написанное юной английской писательницей Мэри Шелли, которое принесло ей оглушительный успех. На протяжении двух столетий романом зачитывались все: от мала до велика. Его читали разные слои населения, в том числе и философы, и писатели, и критики… Каждый из читателей мог найти в произведении пищу для размышлений. Как писала сама Мэри Шелли: «…Я решила сочинить повесть, которая обращалась бы к нашим тайным страхам и вызвала нервную дрожь; такую, чтобы читатель боялся оглянуться назад, чтобы у него стыла кровь в жилах и громко стучало сердце…» (стр.7)

В результате у Мэри Шелли получилось уникальное творение, в котором наблюдается переход от предромантизма (или готического романа) к романтизму.

Во многих аннотациях можно встретить следующую характеристику романа: «Это потрясающий готический роман» или «Это чуть ли не самый известный фантастический роман в истории литературы». Неудивительно, что «Франкенштейн» Мэри Шелли повлиял на творчество многих писателей, как английских, так и зарубежных, например, Айзека Азимова, создателя термина «франкенштейновский комплекс», Стэна Ли, отца Халка и других.

Помимо предромантизма и романтизма, в романе есть и философские нотки. Скорее всего, автор хотела сделать акцент не на страхах и уязвимости человечества, что характерно для готического романа, а на философской составляющей: «Может ли человек стать творцом  или человек не может быть создателем себе подобных?!»

Если мы обратим наше внимание на название романа «Франкенштейн, или Современный Прометей», то мы увидим отсылку к античности. «Франкенштейн» – это фамилия нашего главного героя, а «Современный Прометей» — это отголосок мифа о сыне Зевса, который подарил человечеству огонь. В роли Современного Прометея и выступает сам учёный Виктор Франкенштейн, который смог создать нечто новое, похожее на человека, из неживой материи и вдохнуть в него искорку жизни.

Интересно то, что на протяжении всей истории прослеживается отказ Франкенштейна от своего творения, у которого даже имени нет. Он безымянный. В романе его называют то «чудовищем», то «монстром», а иногда и «демоном», и даже «тварью». Сам себя это творение называет «падшим ангелом», у которого нет «отца».

«… Его слова производили на меня странное действие. Порой во мне пробуждалось сострадание и являлось желание утешить его. Но стоило мне взглянуть на него и увидеть отвратительного урода, который двигался и говорил, как всё во мне переворачивалось и доброе чувство вытеснялось ужасом и ненавистью…» (стр.180).

К сожалению для себя, я не нашла в произведении положительных персонажей, которым хочется посочувствовать, которых хочется понять и пожалеть. Здесь монстром выступает и сам Виктор, и его творение. Кто из них ужаснее – решать уже самим читателям, но «чудовище» еще можно понять. Он остался один в неизвестном ему мире. Он не знает языка. Он не знает, как и где жить, что есть, куда идти. Он один. Даже его создатель покидает, бросает его на произвол судьбы, мечтая когда-нибудь найти этого урода и обезвредить, поэтому неудивительно, что монстр озверел и его «идей фикс» стал поиск Виктора и его уничтожение.

«…Злобой я могу только повредить себе в твоих глазах; ибо ты не хочешь понять, что именно ты её причина. Если б кто-нибудь отнёсся ко мне с ласкою, я оплатил бы ему стократно; ради одного этого создания я помирился бы со всем человеческим родом. Но это – несбыточная мечта. А то, что я прошу у тебя, разумно и скромно. Мне нужно существо другого пола, но такое же отвратительное, как и я…» (стр. 178).

Некоторые моменты из книги меня особенно взволновали.  Мне кажется, что Виктор нарушил самое главное правило творца: «Мы в ответе за тех, кого приручили». За что и поплатился: Франкенштейн стал жертвой своего открытия. Наука требует ответственности за открытия. Если учёный не может нести ответственности, то и не стоит ничего создавать, открывать и т.д., ведь это может принести зло человечеству.

Также монстр и его создатель утратили свободу, человеческую свободу. Виктор понял, что он выпустил зло на волю и не может исправить свою ошибку, а монстр осознал своё одиночество на этом свете после того, как потерял своего создателя.

«…Как и у Адама, у меня не было родни; но во всём другом мы были различны. Он вышел из рук Бога во всём совершенстве, счастливый и хранимый заботами своего творца; он мог беседовать с высшими существами и учиться у них; а я был несчастен, одинок и беспомощен. Мне стало казаться, что я скорее подобен Сатане…» (стр.157).

Что касается экранизаций, то у романа их имеется большое количество. Но стоит отметить, что первоисточник кардинально отличается от экранизаций.

Наиболее известные и популярные версии датируются 1931 и 2015 годами. И в этих фильмах присутствует нововведение: наблюдается ещё один персонаж, который играет немалую роль в сюжетной линии и может оцениваться как самостоятельный герой, оказывающий влияние на судьбу учёного и его творения – это горбун, помощник Франкенштейна по созданию монстра. А вот у Мэри Шелли Франкенштейн самостоятельно нашёл способ создать монстра без посторонней помощи. Также в романе писательницы в завязке и развязке повествование носит эпистолярный характер. Сюжет начинается и заканчивается письмами моряка, в прошлом поэта-неудачника, адресованные сестре Маргарет, и в которых изложена история зарождения жизни швейцарским учёным Виктором Франкенштейна. А вот в фильмах этот эпизод опускается и делается акцент скорее на самом открытии, на самом опыте создания существа неестественным способом, на освобождении чудовища. По мне, книга в разы интереснее и полноценнее, чем фильмы. Есть над чем задуматься и над чем поразмышлять.

А Вы читали эту книгу? Смотрели фильмы? Какие у Вас остались впечатления?

Виктория Барташевич

Ещё интересные материалы:

Книги судьбы: «Стоунер», Джон Уильямс

Зачем идти в музей?

Книги судьбы: «Чайка по имени Джонотан Ливингстон», Р.Бах

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *