Якоб Хильдинг: «До сих пор помню, как я впервые купил жетон в метро на русском»

Автор: Алеся Тройчук

Комфорт любят все, но лишь немногие готовы делать выбор в пользу неизвестного. Найти новый маршрут, заняться необычным хобби, попасть в непривычную обстановку. Выйти из безопасного домика и осознать, что мир гораздо шире построенных людьми стен. В сегодняшнем интервью преподаватель-носитель шведского языка Якоб Хильдинг расскажет, как язык помогает узнать себя лучше, и поделится впечатлениями о жизни в России и Беларуси.

Что ещё интересного есть в интервью:
— почему в Даларне большинство домов красного цвета,
— как повлияла учёба во Франции и России на главного героя,
—  организованные шведы VS непредсказуемые россияне,
— сколько раз в неделю шведы посещают университет,
— почему к преподавателям обращаются на “ты”,
— зачем изучать другой язык, если знаешь английский,
— немного о том, как превратить учёбу в игру.

“Когда по-настоящему испытываешь большой интерес к другой культуре, нравится всё”

— Добрый день, Якоб. Спасибо, что согласились ответить на вопросы «Наставницы». Для начала расскажите немного нашим читателям о себе.

— Я родился в городке Лексан, который расположен возле озера Сильян в Даларне. Эту провинцию часто называют “сердцем” Швеции, так как она славится удивительными горными и озёрными пейзажами. Первое, что бросается в глаза – цвет домов: здания окрашены в красный, а наличники окон и балки – в белый. По-шведски такой оттенок называется «faluröd», или фалунский красный. Дело в том, что в городе Фалуна находится медная шахта.  Из руды, которую добывают там, получают особый пигмент. Раньше крестьяне красили дома в красный, чтобы они были похожи на кирпичные, потому что это считалось признаком состоятельности. Несмотря на то, что прошло много времени, в Даларне до сих пор сохраняется старинная традиция.

— Ваше описание напомнило мне мой родной город Кобрин, в котором всё ещё витает дух старины. Скажите, как вы начали увлекаться языками и почему решили изучать русский?

— Я хотел узнать мир, понять, как живут другие люди и одновременно познать себя. Наверное, моим первым иностранным языком можно считать французский, который я начал учить в 12 лет. Именно тогда во мне проснулась любовь к языкам. В 18 я поехал во Францию, где прожил год. Во время обучения в Уппсальском университете (Швеция) я решил выучить русский. В результате прочёл множество произведений классиков русской литературы и увлёкся фильмами советского кинорежиссера Андрея Тарковского. В то время мне казалось, что там, по другую сторону Балтийского моря, есть иной мир, и мне хотелось заглянуть в него. Год во Франции стал для меня знаменательным: я понял, что язык — ключ к познанию новых культур.

— Мне хотелось бы узнать больше об обучении в России, о котором вы рассказывали на занятиях. Какими были первые годы жизни в новой стране? Что вас больше всего удивило или, может, напугало?

— Когда по-настоящему испытываешь большой интерес к другой культуре, нравится всё. Ты закрываешь глаза на шероховатости и влюбляешься в новую страну. Я приехал в Москву в 2011 году и понял, что Россия и Швеция отличаются как небо и земля. Швеция – это порядок и организованность. Возьмём, например, расписание. Шведы часто планируют на месяц вперёд! В России же всегда присутствовал элемент непредсказуемости и было сложно построить какие-то планы. В Швеции каждый студент получает по электронной почте информацию о том, что требуется изучить в течение курса. И сама система обучения, на мой взгляд, очень просто устроена. В России мне всё приходилось выяснять самому, и часто оказывалось, что никто не был в курсе происходящего. Ещё я заметил, что преподаватели в России строже, но я к этому быстро привык.

— Как на вас повлияла учёба за границей? Что изменилось в характере и привычках после отъезда из дома?

— Благодаря новой культуре я понял, что не существует единственного жизненного сценария. Нет правильного или неправильного образа жизни, важно найти то, что подходит именно тебе. Для себя я очень чётко определил, какие черты шведского характера хочу оставить, а с какими мне уже «не по пути». По своей природе шведы – индивидуалисты и в хорошем, и в плохом смысле этого слова. После учёбы по обмену я начал больше заботиться о родных и близких. Я также заметил, что стал жить настоящим моментом.

— Многие говорят, что очень скучают по тому, что было привычно для них дома. А есть ли у вас такие вещи?

— Нет, я ни по чему не скучаю. В Беларуси есть все, что мне нужно, и даже больше.

“Шведские преподаватели не следят за выполнением домашнего задания. Только студент решает, учиться ему или нет”

— Как студента, меня очень интересует разница между обучением в Беларуси и Швеции. Чем шведский студент отличается от белорусского? На что вы сразу обратили внимание, когда стали преподавать в белорусском университете?

— Различий довольно много. В Швеции студент сначала проходит один курс и только потом переходит ко второму. Они не изучаются параллельно, как в Беларуси. Например, в этом месяце вы учите педагогику, а в следующем – историю. Курс предполагает сдачу экзаменов, которые проходят не в конце, а в течение всего года. На мой взгляд, это очень удобно. В Беларуси же конец семестра – очень напряжённое время, потому что студенты сдают все экзамены за один месяц.

Еще одно отличие в гибкости системы: в каждом семестре шведы сами могут выбирать предметы, которые хотят изучать, а потом сдают по ним экзамены. В Беларуси такого нет.

Система посещения занятий также различна. В Швеции обязательно посещать только семинары, в неделю может быть только одно практическое занятие. Да, свободы больше, но это значит, что ответственность за усвоение материала лежит на учащихся.

Шведские преподаватели не следят за выполнением домашнего задания, они предполагают, что студент сам должен быть заинтересован в в подготовке, потому что курс выбирал он. В Беларуси в университете очень много занятий, поэтому времени на самостоятельную работу мало. Думаю, в обеих системах есть плюсы и минусы.

— А в чём основные отличия шведской системы образования от белорусской?

Во-первых, шведская система образования основывается на самостоятельности и личной ответственности учеников, которая с каждым годом только увеличивается. Часто школьники сами могут выбрать тот предмет, который хотят изучить основательнее. Даже у маленьких детей есть большая свобода выбора. Во-вторых, в шведском обществе не существует строгой иерархии. Преподаватель пытается завоевать доверие и уважение ученика, стараясь стать для него примером, и наладить дружеские отношения. От учеников хотят, чтобы они мыслили критически и ставили всё под сомнение, чтобы в будущем принимать правильные решения и действовать рационально.

Что касается белорусской системы, то в Швеции её называют «кафедральной», потому что она более традиционна. Студенты слушают преподавателя и записывают то, что он говорит. Одни одобряют это и считают, что шведская модель подходит только самодисциплинированным ученикам. Другие считают, что в шведской системе школьного образования свобода выбора, наоборот, мотивирует студентов учиться.

— Если бы можно было создать идеальную систему образования, что бы вы взяли из шведской модели, а что — из белорусской?

— Если взять дисциплину белорусских студентов и соединить её с высокой мотивацией шведских студентов, получилась бы отличная система!

— После того как я начала изучать шведский язык, я сразу заметила разницу в атмосфере на занятиях. В классе вы не пытаетесь показаться излишне требовательным. Скорее, наоборот. В Швеции всегда так строятся отношения «ученик-учитель»?

— Да, то, что вы заметили, — характерная черта образования в Швеции. Я даже могу провести параллель с французской системой, где преподаватели достаточно строгие. Главная задача шведского педагога – пробудить интерес к учёбе и поделиться знаниями. Только студент решает, учиться ему или нет. Если не удаётся подготовиться к семинару, всегда есть возможность реабилитироваться. Роли «учитель-ученик» отличаются даже в самой Швеции, но мы всегда относимся друг к другу на равных. Ещё с 60-х годов в Швеции принято обращаться на «ты», и только короля называют на «вы».

“Ценность преподавателя в том, что он даёт возможность использовать язык, а не только загружает домашним заданием”

— Теперь перейдем непосредственно к теме изучения языков. Как вы считаете, зачем учить другие языки, если английский — международный язык. Что для вас новый язык: хобби, возможность путешествовать или что-то другое?

— Если говорить о Швеции, то здесь все говорят на английском, даже пожилые люди. Поэтому, если вы приезжаете сюда в качестве туриста, вас поймут без проблем. Однако, если вы хотите прочувствовать Швецию, без шведского не обойтись. Это же правило действует и при трудоустройстве, потому что шведский — национальный язык. Я считаю, что английского недостаточно, ведь любой иностранный язык – проводник культуры, который позволяет обогатить знания о мире.

— А что вы думаете насчёт самостоятельного обучения? Возможно ли добиться красивого произношения без помощи преподавателя?

— Без носителя русского в Уппсальском университете мне бы не удалось добиться хорошего уровня языка, потому что грамматика и фонетика сильно отличаются. Нужен тот человек, который поможет разложить всё по полочкам. Если вы учите иностранный язык впервые, лучше обратиться за помощью к преподавателю. Важно понять, как устроен язык и как правильно подходить к обучению. Ценность преподавателя в том, что он даёт возможность использовать язык, а не только загружает домашним заданием.

— Многие начинают изучать язык, но о временем теряют энтузиазм. Как можно справиться с таким состоянием и вернуть желание учиться? Что вам помогает поддерживать язык и не опускать руки?

— Мне кажется, крайне важно, чтобы было весело и интересно учить язык, а само обучение должно стать игрой. Если занятие доставляет удовольствие, мы не откладываем его в долгий ящик. Читайте литературу, которую хотите понять, найдите увлекательное хобби и используйте язык там, переводите тексты песен, которые вам нравятся, путешествуйте в страну изучаемого языка. Здорово, когда изучение привязано к цели. Для меня важно было, чтобы меня понимали русскоговорящие. До сих пор помню то потрясающее чувство, когда я впервые купил жетон в метро в Москве и сделал заказ в ресторане.

— Пробовали ли вы когда-нибудь учить белорусский? Если да, то с какими трудностями столкнулись?

— Нет, у меня пока не было возможности. Мне кажется, я буду путать белорусские и русские слова. Может быть, попробую в следующем году.

— Как вы думаете, есть ли сложные и лёгкие языки? И существуют ли люди, которым проще и быстрее учиться? Или это всё-таки вопрос усердия и ежедневной работы?

— Всё зависит от того, к какой языковой семье или группе относится язык. Очевидно, что русский дался мне гораздо тяжелее, чем французский. Из-за русской падежной системы приходилось учиться мыслить по-новому. Мне кажется, у русскоговорящего населения есть большое преимущество выучить другой индоевропейский язык, потому что русский имеет многообразный грамматический строй. В целом, было бы желание, а результаты не заставят себя ждать.

Ещё интересные материалы:

Роботы вместо учителей: быть или не быть?

Чтобы жить интересно, нужно осваивать новые вещи

Детские летние лагеря в Минске и за городом

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *